Рак простаты рецидив заболевания операцияМетастазы в лимфатических узлах (ЛУ) являются неблагоприятным фактором прогноза у больных раком предстательной железы (РПЖ) после хирургического лечения. Зачастую наличие лимфогенных метастазов по результатам планового морфологического исследования после радикальной простатэктомии (РПЭ) требует назначения адъювантной гормональной терапии (АГТ). Целью исследования было определение показателей безрецидивной выживаемости у больных РПЖ с наличием метастазов в ЛУ после РПЭ в зависимости от послеоперационных факторов прогноза.

В исследование включено 1430 больных, которым была выполнена РПЭ и тазовая лимфаденэктомия (ТЛАЭ) с 1998 по 2014 г. в отделении онкоурологии МНИОИ им. П.А. Герцена. Метастазы в лимфатических узлах по данным планового морфологического исследования верифицированы у 229 (16%) больных. РПЖ низкого риска отмечен у 5 (2,2%) больных, промежуточного риска – у 44 (19,2%) больных и высокого риска – у 180 (78,6%) пациентов. Клиническая стадия T1b–T2c отмечена у 111 (48,5%) больных, T3a–T3b – у 118 (51,5%) пациентов. Дифференцировка опухоли по шкале Глисона ≤ 6 баллов отмечена у 57 (24,9%) больных; 7 (3 + 4) – у 58 (25,3%); 7 (4 + 3) – у 68 (29,7%) и 8–10 баллов – у 37 (16,2%) больных. У 9 (3,9%) пациентов дифференцировка опухоли не оценена по причине проводимой неоадъювантной гормональной терапии до операции. Средний уровень простатического специфического антигена (ПСА) составил 23,8 ± 23,3 нг/мл; средний процент позитивных биоптатов – 76,4 ± 27,7%. Биохимический рецидив (БР) определен как повышение уровня ПСА > 0,2 нг/мл в трех последовательных измерениях. Из анализа исключили больных, которым проводили АГТ после операции.

Результаты. Медиана периода наблюдения составила 29,6 ± 24,9 месяца (3–125 месяцев). Среднее число удаленных ЛУ составило 23 ± 9 (2–53). БР отмечен у 91 (39,7%) больного. Трехлетняя биохимическая безрецидивная выживаемость (БРВ) составила 21,1 ± 4,6%. Трехлетняя БРВ в группе больных, перенесших расширенную ТЛАЭ, составила 27,9 ± 6,8%, в группе стандартной ТЛАЭ – 15,3 ± 5,6% соответственно (p = 0,02). В подгруппе пациентов с количеством метастазов в удаленных ЛУ ≤ 2 трехлетняя БРВ составила 33,1 ± 6,9%; в подгруппе пациентов с числом метастазов в ЛУ > 2 – только 6,8 ± 4,3% (p = 0,0002). У больных с плотностью метастатического поражения ЛУ < 15% и ≥ 15% трехлетняя БРВ составила 30,3 ± 6,4% и 7,3 ± 4,7% соответственно (p = 0,001). В подгруппе пациентов с наличием и отсутствием экстракапсулярной инвазии опухоли за пределы капсулы ЛУ трехлетняя БРВ составила 9,2 ± 5,2% и 31,8 ± 8,2% соответственно (p = 0,003). У больных с поражением ЛУ только одной анатомической зоны трехлетняя БРВ составила 33,2 ± 7,1%; а в подгруппе больных с поражением ЛУ ≥ 2 анатомических зон – только 9,4 ± 4,8% (p = 0,008).

Заключение. У больных РПЖ с наличием метастазов в ЛУ после РПЭ АГТ может быть отсрочена при количестве метастазов ≤ 2, плотности метастатического поражения < 15%, отсутствии инвазии опухоли за пределы капсулы ЛУ и при наличии метастазов только в одной анатомической зоне.

Авторы:  Алексеев Б.Я., Нюшко К.М., Крашенинников А.А., Головащенко М.П., Калпинский А.С., Воробьев Н.В., Каприн А.Д. Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена «Возможна ли отсроченная гормональная терапия у больных раком предстательной железы с наличием метастазов в лимфатических узлах после хирургического лечения?»

Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*