Женоподобные мужчины — примета времени

проф. Олег Борисович ЛоранИзлишняя округлость форм ниже пояса (и даже лица), отсутствие талии и увеличенная грудь — невооруженным глазом видно, как внешне меняются многие представители сильного пола. Они начинают походить на женщин. Связаны ли эти метаморфозы с изменением внутренней сути мужчин, с их половыми функциями, способностью к деторождению? Чтобы разобраться в этом непростом явлении, “МК” пригласил в редакцию знатока мужской физиологии, практикующего хирурга, через чьи руки ежедневно проходят пациенты с различными заболеваниями мужских мочевых и половых органов, доктора медицинских наук, профессора, члена-корреспондента РАМН, заведующего кафедрой урологии и хирургической андрологии Олега Лорана. В ходе пресс-конференции в режиме онлайн Олег Борисович ответил на вопросы наших читателей. Пользуясь случаем, и мы задали свои вопросы.

— Олег Борисович, кризис среднего возраста у мужчин (климакс) — период в жизни человека, характеризующийся угасанием функции половой системы, сегодня наступает раньше обычного?

— Конечно. Сейчас уже после 45 лет мужчина получает первый неприятный сигнал. Проблема эта больше социальная, чем медицинская. К сожалению, когда человек не уверен в завтрашнем дне, когда его выгоняют с работы, нет денег, чтобы прокормиться, у него развиваются депрессивные состояния. Он начинает глушить боль алкоголем либо антидепрессантами, много курит. Мужчины становятся безразличными, начинают много есть, толстеют, приобретают женоподобные черты. Развивается гипертония, ишемическая болезнь сердца и пр., и пр. И все это снижает половую функцию. Почему сегодня полно запущенных случаев заболеваний по нашему профилю? Мужчины боятся брать больничный, ходить к врачам, чтобы не потерять работу. Особенно бюджетники. Взял больничный — вылетел с работы. А если нужна сложная операция, да еще месяц-два потребуется на реабилитацию? Кто из коммерсантов и предпринимателей станет сохранять такому сотруднику работу?

Кстати, в одной известной зарубежной фирме на вопрос: “Почему у них такой дорогой социальный пакет?” — ответили: “Если у нас уходит высококвалифицированный специалист, мы многое теряем: потребуется время и много денег, чтобы подготовить нового”. У нас же о людях думают в последнюю очередь. Мой друг (сибирский онколог) создал команду специалистов, и они с маленькой походной лабораторией и УЗИ отправились по городам и весям Сибири, предлагая свои услуги по скрининговой диагностике урологических заболеваний. Причем плату за свои услуги брали смешную. Когда они приехали на нефтеперерабатывающий завод к директору с предложением провести вот такую диспансеризацию сотрудников, тот отказался. Хотя ему объяснили, что работники нефтяных заводов — в группе риска по заболеванию раком мочевого пузыря. Но директор без всякого стеснения лишь откровенно произнес: “А на кой мне это нужно? Умрут, других наберем”. Вот вам логика сегодняшних хозяев жизни. Человека, пусть даже и хорошего работника, беречь не принято. Болезни запускаются со всеми вытекающими отсюда последствиями.

— Отвечая на вопрос одного нашего читателя, вы назвали ужасающую цифру: 85% поступающих к вам тяжелых больных имеют онкологические заболевания. Какие достижения в урологии и андрологии в этом плане есть сегодня? Чем медики особенно гордятся?

— Гордимся тем, что для нас нет неизлечимых нарушений эректильной функции. Стала возможной ранняя диагностика злокачественных новообразований органов мочеполовой системы и, в частности, злокачественных поражений предстательной железы. При так называемых локализованных формах рака возможно полное излечение. Но для этого мужчина должен знать уровень своего простатоспецифического антигена (ПСА) и прийти к врачу при первых же симптомах какого-то дискомфорта. Например, появилось частое и затрудненное мочеиспускание.

В операционной. Фото: Сергей Иванов— Врачи сегодня не устают повторять о важности профилактики ранних заболеваний. Любых. А что делать мужчине, чтобы рак его не догнал?

— Нет такого препарата и нет идеальной специальной диеты, которые бы доказанно снижали риск злокачественных заболеваний предстательной железы. Проведена масса международных исследований: комплексов витаминов, диет, препаратов растительного и синтетического происхождения. Да, вредные привычки (курение, алкоголь) не могут быть в этом смысле союзниками мужчины. Курение — один из факторов развития рака мочевого пузыря. Вообще вредно все, что чрезмерно, — известные истины. Нужно ходить к врачам, обследоваться, чтобы выявлять эти болезни на ранней стадии — тогда беда поправима.

— Есть ли критерии оценки здорового мужчины? И каковы они?

— В разных возрастных группах они разные. Многое зависит от общесоматического статуса человека. В частности, избыточный вес, неправильный образ жизни, вредные привычки приводят к развитию метаболического синдрома, когда возникает артериальная гипертония, риск развития сахарного диабета и нарушение эректильной функции. При здоровом образе жизни мужчина и “за 60” остается мужчиной, а некоторые и в 70 лет становятся отцами.

— Олег Борисович, в Москве сейчас созданы кабинеты мужского здоровья — осуществилось, кстати, ваше давнее предложение. Ваше пожелание в их работе?

— Да, они созданы при окружных поликлиниках. Есть и общество “Мужское здоровье”, руководит которым профессор А.А.Камалов. Что такое мужское здоровье? Это — здоровье нации. О нем надо заботиться начиная с деторождения и до последнего дня жизни человека. Женщины у нас всегда были под присмотром врачей: сначала педиатров, потом гинекологов, затем акушеров. Есть женские консультации. К мужчинам такого внимания никогда не было. Вот и дожили: многие российские мальчики сегодня — с тяжелейшими аномалиями, с пороками развития. К счастью, сейчас стали интересоваться мужскими проблемами. Основная цель кабинетов мужского здоровья — ранняя диагностика заболеваний мочеполовой системы, когда либо нет симптомов, либо они минимальны. Тогда можно помочь человеку реально.

Недаром создана такая субспециальность, как детская андрология (она утверждена Минздравом). Но по-прежнему масса взрослых пациентов, которые чем-то уже страдали в детстве, а на это никто не обратил внимания. Если и пытались их лечить, то не успешно. Поэтому больные и приходят к взрослым урологам с заболеваниями или аномалиями развития, заложенными в детстве, которые прогрессировали все это время. И без интеграции со смежными специалистами таким пациентам помочь трудно. Мы постоянно контактируем с эндокринологами и генетиками, потому что одной из причин мужского бесплодия являются генетические синдромы. В частности, недоразвитие яичка. К нам приходят мужчины с крошечными яичками, в которых нет сперматогенного эпителия, с ожирением, с женоподобным обликом. Что мы можем сделать? Время упущено.

— А как же такие ребята проходят комиссию, когда их берут в армию?

— Сейчас в армию берут всех молодых людей, кого поймают на улице или ранним утром застанут дома в постели. Поэтому говорить о мужском здоровье можно только в контексте общемедицинском. Урологи лишь исправляют заболевания местного характера.

— А где можно найти детскую андрологию? Или она только в названии функционирует? Есть ли что-то в этом смысле приближенное к населению: в школах, поликлиниках?

— Нужна серьезная подготовка врачей в вузах. Опять мы возвращаемся к истокам. В частности, по сравнению с предыдущими годами сокращены часы преподавания урологии. Ну зачем менять систему образования врачей, которая была отшлифована десятилетиями. Мы всегда гордились тем, что у нас есть система подготовки врачей: сначала общая хирургия, затем факультетская и только после этого — госпитальная. Теперь все вперемешку. Это нарушило логистику преподавательского процесса: общая хирургия давала общие основы, факультетская — углубленные знания по определенным хирургическим болезням, а госпитальная — уже различные варианты течения хирургических заболеваний и их лечения. Это была идеальная система, которой завидовали на Западе. Те же американцы пытались у себя внедрить эту систему.

Я много лет преподавал в вузе. Сейчас преподаю в Академии последипломного образования. Считаю, два года обучения врачей в так называемой клинической ординатуре по урологии — крайне мало. Такому специалисту должность самостоятельного врача доверять нельзя. Во всем мире уролога готовят 6 лет! Когда я был главным урологом России, я все пытался добиться того, чтобы увеличить срок обучения врачей этой специальности. “Нет денег”, — говорили мне. А в советское время деньги находились, нас хорошо учили.

— Но сейчас урологию как самостоятельную дисциплину вообще упразднили…

— Это же бред: теперь урология входит составной частью в хирургию. Все это прекрасно понимают, но ничего не делают. Практиков никто слушать не хочет. Куда мы катимся?

— Никак не преодолеем наследие бывшего министра Зурабова?

— Надо понимать: не будет образованных людей, не будет хороших специалистов, а значит, не будет и нормальной медицины. Мне просто жалко будущих врачей, которые приходят в Боткинскую больницу на практику. Студенты пятого курса не могут отличить подвздошную вену от нижней полой вены. Я у них спрашиваю: “Вы учились в медицинском институте или вы откуда?” Мне жалко и их будущих пациентов. Сегодня студенты медвузов приходят к нам на практику и демонстрируют весьма посредственные знания. Хотелось, чтобы новое поколение хирургов было лучше нас — в этом логика жизни.

Конечно, есть молодые ребята с хорошими руками, с хорошей головой. Но их немного. Мой ассистент — молодой человек — 2 года назад получил первую премию за доклад на конгрессе американской ассоциации урологов. Очень талантливый врач, но работает с утра до ночи — все время в операционной, все время с больными. Он постоянно работает над собой, много читает, находит полезную информацию в Интернете. Но, к сожалению, этот пример — скорее исключение из правил, что очень обидно. Новые хирургические методики хороши только тогда, когда могут быть тиражированы. Уйдут сегодняшние асы хирургии и кто встанет у операционного стола? Был такой знаменитый гинеколог Александр Моисеевич Машбиц. Блестящий специалист, профессор. Он разработал уникальную реконструктивную операцию. Умер Машбиц, умерла и операция, названная его именем. Никто не смог ее воспроизвести.

В нашей стране все время только и слышишь: “Нет денег!” Но тогда возьмите их из какой-то другой статьи бюджета и дайте вузам. Речь об образовании! Возьмите у тех, кто своим дочерям покупает в Лондоне шестисотметровую квартиру с десятью ваннами за 60 млн. евро. И еще все это демонстрируют на экране телевизора. Для кого? У меня тоже дети не лаптем щи хлебают — старший сын с двумя высшими образованиями, а младшая дочь учится в университете. И что? Какое у них будущее в собственной стране? Так нельзя. Двойная мораль способна разрушить все!

— Но сейчас через день с высоких трибун говорят, что много внимания уделяют здравоохранению…

— В России сегодня здравоохранение хиреет, есть отдельные хорошие коллективы. Чего мне стоило создать и удержать хороших специалистов в урологической клинике больницы им. Боткина. Но это оправданно: нас знают не только в стране, но и за ее пределами. Я вижу ребят, которые растут на глазах. Мечтаю лишь о том, чтобы хорошие врачи и будущие ученые не дунули отсюда за границу — с хорошими-то хирургическими навыками, знанием языков и компьютера! Без преувеличения, на нашей кафедре работают специалисты международного уровня. Уверен: они без труда сдадут любые специальные экзамены в любой стране.

Недавно к нам приезжал бывший главный уролог ГДР академик М.Мебель — ему 87 лет. Когда-то он заканчивал Второй мединститут в России, ординатуру в Боткинской больнице, здесь защищал кандидатскую диссертацию. Затем вернулся в Германию, защитил докторскую. Организовал великолепный центр по пересадке почек, руководил урологической клиникой в Берлине. Посмотрев нашу клинику, он сказал, что хочет прислать своих врачей поучиться тому, что есть у нас, и поделиться собственным опытом.

Источник: www.mk.ru, Московский Комсомолец № 25578 от 25 февраля 2011 г.

Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*